Выставка "Образование. Наука. Бизнес " | VK

Выпускается как в обычной сводной форме, так и в виде тематических выпусков по отдельным проблемам. Статьи публикуются на одном из 2-х языков: К публикации принимаются статьи, обзоры, краткие сообщения, дискуссионные материалы, письма в редакцию, а также серийные статьи, а при необходимости — отдельные расширенные препринты работ и диссертаций с публикацией в журнале их рефератов.

Статьи проходят профессиональное рецензирование, тщательную научную экспертизу и представляются членам редколлегии. Основная задача — распространение на территории России, стран СНГ и дальнего зарубежья информации о научных разработках, формирование вокруг научных школ и направлений, информационная поддержка приоритетных научных исследований.

Журнал является периодическим изданием и издается 12 раз в год. Тираж журнала - экз. Статьи редактируются членами экспертного совета журнала. Журнал имеет соответствующий научный инструментарий ссылки, библиографии, таблицы, графики, иллюстративный материал. Журнал "Наука и бизнес: Импакт-фактор - численный показатель важности научного журнала, ежегодно рассчитываемый с года в США. С другой стороны, много организаций и частных лиц — бизнесменов готовы финансировать исследования или купить научный продукт с целью практического внедрения.

Первые часто даже не думают о том, что результат своих трудов можно и нужно продать. Вторые плохо представляют — где, у кого и что можно купить. Это два разных мира. Со своим мировоззрением, своими целями и задачами. Без связи между собой.

Нежелание налаживать деловое, взаимовыгодное сотрудничество проявляется, в основном, со стороны научного сообщества. В чем причина — отдельная тема. Бизнес сообщество делает реальные шаги к сближению. Потому, что понимает — без внедрения новых технологий, идей и решений в условиях конкуренции эффективно развиваться невозможно.

Есть реальные примеры таких шагов. Системой поиска — вложения финансовых ресурсов для проведения научных исследований. Это проверенный путь долгосрочного успешного развития как науки, так и бизнеса! Суть — налаживание взаимовыгодного сотрудничества между владельцами финансовых ресурсов и авторами перспективных научных разработок. Первый этап — формирование и продвижение Вашей идеи. Цель — поиск и убеждение всех заинтересованных финансовых организаций в практической пользе результатов Ваших исследований.

Первый этап завершается получением гранта, безвозвратной субсидии или спонсорской помощи для оплаты работы по подготовке инвестиционного проекта. Практическая реализация первого этапа не встречает технических трудностей. Второй этап — самый интересный — подготовка, старт, развитие инвестиционного проекта — намного сложнее.

По сути, результат научных исследований — это субстанция до сих пор досконально никому не известная, кроме автора. Какая практическая польза может быть от этого результата — автору научного исследования оценить сложно.

Проводимая выставка «Наука и бизнес. Предпринимательство и инновации. Образование. Карьера » – это праздник всех, для кого учеба стала важным условием полноценной жизни. Программа выставки акцентирует внимание на современных тенденциях развития общества, в котором образование является важнейшим фактором реализации и социального роста человека. Обучение на протяжении всей жизни, высшее и бизнес-образование, профессиональная подготовка и переподготовка кадров, новейшие обучающие программы, планирование карьеры – это необходимые условия развития и роста человека как специалиста, управленца и. Журнал «Наука и бизнес: пути развития» получил признание как российских, так и зарубежных ученых, распространяется по подписке в России, странах СНГ и за рубежом через подписные агентства. Государственная регистрация Роскомнадзор или аналогичная. ДА. Издается более 3 лет. ДА. Издается более года. ДА. Как заработать на науке? Может ли наука себя обеспечить? Каковы есть механизмы коммерциализации? Мировой опыт. - meteost.ru  Наука и бизнес. Тимур Кубеков 2. 0. Информационно-познавательный пост. Как заработать на науке?.

Краткое содержание журнала «Наука и бизнес: пути развития» (входит в перечень ВАК) за год

Прибор записывает траекторию и текущее положение айсбергов, позволяя следить за их дрейфом, чтобы в будущем эти пути не пересеклись с нефтегазодобывающими платформами. Всего за два месяца экспедиции ученые установили 62 таких буя. Оборудование это, как здесь говорят, теряемое: А мелкие потери все равно неизбежны, и вряд ли на них имеет смысл обращать внимание, когда речь идет о такой масштабной экспедиции.

Экспедиция охватила сразу четыре моря: Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское. Его спустили на воду совсем недавно, 29 марта года. Это был его третий рейс, и первый — в Арктику. К тому же класс судна подразумевает, что плавучий лед толщиной до 2 метров ему не страшен, а летом такая толщина составляет в среднем 1—1,5 метра. Это просто такая деревянная рама с крыльями и хвостовым оперением, что-то вроде планера.

В итоге такой работы должна будет получиться трехмерная модель формирования айсбергов, которые откалываются от этого ледника. Но есть ведь и другие ледники. Здесь вообще мир видишь либо с воздуха, либо с борта судна. Даже материал для биопсии зоологи добывают при помощи вертолетов.

В кабину садится стрелок. В винтовке — специальный дротик. Здешний мир суров и однообразен. Но иногда вдруг поражает неожиданной красотой. Как, например, каменные столбы-останцы на острове Комсомолец. Это средние и младшие научные сотрудники. Трем из них гранты не продлили. Еще трех из категории научных сотрудников перевели в старших лаборантов. То же самое происходит с учеными, эмигрировавшими в США. Знаю двух известных ученых с Украины, они получили в США лаборатории, но не смогли создать направления, и их лаборатории перестали финансировать.

Тот же Александр Гольдфарб, оптом скупавший русских ученых, на их интеллектуальной основе создал лабораторию молекулярной генетики в Нью-Джерси. Но не от хорошей жизни возглавил далекий от науки фонд беглого Березовского.

Не буду называть других имен, они были в СССР громкими, но на Западе эти ученые, включая тех, кто написал письмо президенту Медведеву, ничего толком не добились или их карьера клонится к закату. Не стану называть и генетиков, которые получали высокие назначения в научных центрах США, но их оттеснили в провинциальную профессуру. И вот на грани кризиса они пишут письма на далекую родину.

Да еще со своими условиями! Ведь если они сюда вернутся на условиях, которые выдвинули, их могут сделать академиками. А проблема российской науки еще в том, что по организации она осталась советской. Статус академика можно получить не только за открытия, но и за выслугу лет, а то и занимая политические посты или имея состояние олигарха. Так что если вы не хотите дать звание академика еще одному а-ля Березовскому, то рассчитывать на научный потенциал бывших соотечественников не стоит.

Такого же среднего уровня ученых полно в России, которая, если даст им возможность самовыражения, может и без варягов добиться возрождения науки. Те же, кто адаптировался на Западе, в смысле научном, как нобелевский лауреат Андрей Гейм, или в смысле бытовом — натурализовались, они не вернутся. Они и не сочиняют открытых писем президенту России. Но надо понимать, что они, как правило, выработали ресурс первооткрывателя.

России не по силам возрождать весь спектр науки, чем был силен СССР. Наука тогда являлась частью идеологии социализма, шло ее мощное финансирование.

Сегодня как у России, так и у ее полуразрушенной науки нет идеологии, как итог — нет финансирования. Еще остается проблема преемственности. Наука в любой стране развивается непрерывно. В течение сотен лет. Это были лидеры новых отраслей науки, которые, с незначительными исключениями, вошли в советскую науку. Она унаследовала фундамент российской, которая тогда частично превзошла европейский уровень. В Америке начала ХХ века наука была примитивно прикладной.

Лидерами были Великобритания, Франция, Германия и царская Россия. Удивительно, но революция года вызвала незначительные потери.

Эмиграции ученых почти не было: Менделеев умер, а Павлов, Вернадский, Сеченов остались, а главное — научные школы остались. Даже в Первую мировую и Гражданскую войны не закрылся ни один университет. А какая была молодежь — Капица, Вавилов, Семенов!

И началось возникновение мирового уровня институтов по фундаментальным наукам — физике, химии, биологии и математике. Наука стала престижной и высокооплачиваемой. В году, когда я начал научную работу, вслед за партийной элитой шла научная. Причем партийным не завидовали — все же аресты, произвол, а профессуре оклады по решению Сталина были повышены сразу в три раза. В связи с атомными разработками и изобретением атомной бомбы труд ученого оценивался на уровне министра.

Уже заместители министров получали меньше нас. Сталин, как сегодня американцы, понимал: Мы, разумеется, слышали, что в древней Греции кое-кто жил в бочке, но подавляющее большинство ученых той эпохи все же олицетворяло греческую аристократию. А в современной России ученые или спасаются бегством за рубеж, или довольствуются подачками, которые чуть выше пособия по безработице в Восточной Европе.

Но помимо того, что руководство страны не определилось с идеологией науки, оно, мне кажется, не понимает того, что фундаментальная наука старого типа, основанная на академической науке и индивидуальном творчестве, в новом столетии потеряла потенции. Будущее, и России тоже, все же за слиянием науки с производством, за болезненным синтезом науки и бизнеса.

Крупные ученые уже предпочитают работать в компаниях или лабораториях при бизнесе. Университеты и академии уходят в тень, если не создают корпораций, подобных Силиконовой долине. Так идет болезненный синтез — сближение фундаментальной и прикладной науки. Ведь для исследований нужна сложнейшая техника. Это уже не Павлов со своими собаками и не Мечников с гениальным воображением.

Это колоссальные вложения в сложные технологии. Даже в США не все это понимают. На него государство академической науке выделило 5 миллиардов долларов. К году, когда геном наполовину расшифровали, Госдеп ворчал: И уже не за 5 миллиардов, а за 20 миллионов долларов сделали параллельную расшифровку. В итоге конкуренции появились два решения проблемы расшифровки генома и два пути развития науки — государственный и частный. В России нет ни синтеза фундаментальной и прикладной науки, ни двух или иных путей развития науки.

И так США вне конкуренции. Все отстают от Штатов по двум причинам: В Великобритании те же проблемы, что и в России: Вот только пойдет ли иностранный бизнес в науку, за которой присматривает государство с репутацией непрогнозируемого барина? В США бизнес предпочел частные научные компании.

Второе — кадровая база. Прежде всего, это не Калифорния, где Долина основана на базе четырех университетов международного уровня — Калифорнийского тысяч студентов , Стэнфордского около тысяч , университетов в Сан-Франциско и Лос-Анджелесе — и целой серии небольших университетов, расположенных по побережью.

Это порядка тысяч студентов. В Москве тоже много хорошего уровня университетов, технических и медицинских вузов, но эту индустрию и интеллектуальный потенциал надо объединить, принципиально иначе финансировать и дать бизнес-свободу. Я вот недавно был в Тимирязевской сельхозакадемии и в МГУ. Аспиранты получают не просто мало — оскорбительно мало!

В аспирантуру никто не рвется. Мои две внучки после неоконченной аспирантуры пошли в бизнес. Полагаю, в отличие от иностранцев, едущих по контракту, который можно не продлить, россияне знают, что делают. Они уже привыкли к другой науке — не централизованной, как армия, и гибкой, когда можно переходить от фундаментальных исследований к прикладным.

И зачем возвращаться тем, кого готовы видеть лучшие научные центры мира? И куда — к тому, от чего уехали в е годы? Но у РАН советские дефекты: Кроме академика Сахарова и еще двух-трех исключений, молодые люди академиками не становятся. Таких академий, как РАН, — с окладами, привилегиями — в мире нет.

В Великобритании есть аналог — Королевское общество ученых. Есть Национальная академия США. Но это не структуры, а организации на общественных началах.

В России наука и образование существуют автономно от реальной Бизнес почти не использует научно-технические результаты, 24 июля, г. (04 августа г.) НАУКА И БИЗНЕС: КОММОДИФИКАЦИЯ, КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ ИЛИ ТРАНСФЕР ТЕХНОЛОГИЙ? Лебедева Светлана Валерьевна. Государство, наука и бизнес являются ключевыми субъектами национальных инновационных систем / Гончаров Валерий, Коршунов Александр.

Найдено :

Случайные запросы